Сложилась так, что я родилась в Советском Союзе. Во времена перестроек и дефицита, ютясь в коммуналке с подурневшими соседями: с одной стороны дядя Ваня, познавший войну в Афганистане и усердно пытавшийся ее забыть в романтике алкоголя ; с другой- старушка Людмила Ивановна прошедшая Вторую Мировую за Родину, за Сталина и Советский Союз, потерявшая в ней новорожденного сына и мужа но все же устояв на ногах, не смогла пережить крушения вер 91-го. Неся свое жалкое существования на нищенскую пенсию с облезлым котом Васей, ради которого она в прочем и жила.

И тетя Лида одинокая бездетная дама, тренер по теннису, учившая играть самого Ельцина, пыталась уловить неуловимый ветер перемен, знакомя все нашу большую коммуналку то с Диором, то с маникюром, сауной, электрическим чайником и экзотическими продуктами - неведомые тогда нам душераки и быстро разводимые супы.

Верхушка подарила Ей трехкомнатную квартиру в центре, но она продолжала жить в родной комнатушке, а на все вопросы по поводу переезда сваливала, то на ремонт, то на то, что ей там не очень уютно. Мы понимали, там она одна, никому не нужная - мы были ее семьей, те, перед кем она себя чувствовала достигшей успеха, даря ей спокойствие, что в жизни все сделала так, как надо.

Конечно, праздники мы проводили все вместе, и новый год был не исключением. На кухне делали большой стол из двух - нашего и Людмилы Ивановны. Дядя Ваня притаскивал живую елку, незнамо откуда. И начинал отмечать горячительным с самого утра, к счастью для нас он был не буйный.

Тетя Лида всегда говорила, что ее с нами не будет, что ее пригласили то туда, то сюда .Но в последний момент она всегда отказывалась от этих приглашений и садилась с нами за стол.

Именно 31 декабря в квартире было всегда дружно и спокойно, наступала предновогодняя гармония и всеобщее примирение и прощение мелких обид друг другу; забывая про то, чья очередь мыть полы, и тому подобное.

Людмила Ивановна брала эту работу на себя. Мать готовила на все ораву, а с тети Лиды всегда было шампанское и икра, которую она в этот день даже совала по ложке коту Ваське, чтоб у него тоже было ощущения праздника.

Фрукты и икру я видела только в такие дни. Маленькая я думала, что бананы растут и зреют в антресолях к праздникам. Так как под новый год, дня за три, мама клала их еще зеленые в газету и прятала на антресоль где они терпеливо ждали выхода в свет.

Мандарины были сверх моего вожделения, - холодные с мороза, дарили дому праздничное тепло и свой цитрусовый аромат, так прочно осевший в моем сознании, ассоциирующийся с Новым годом.

Я была единственным ребенком в этой квартире и очень непоседливым. Везде залезу без проса, намусорю, напортачу. Все всегда жаловались и ругались, вздыхая, как было спокойно без меня. Но на самом деле я чувствовала, как меня любят.

Для всех них, не имевших своих детей я была самая родная и любимая. Бабушка любила показывать фотографии и рассказывать про великую и могучею родину, уча со мной патриотические стихи. Тетя Лида досрочно завещала мне весь свой гардероб, когда я вырасту.

По вечерам я пропадала у нее в комнате в районе шкафа-купе, меряя всё и мазюкаясь перед зеркалом. Мама молилась в такие моменты на соседей, ведь это были ее минуты тишины и покоя, поэтому ей было все равно, чем я там занимаюсь и чему меня учат.

Дядю Ваню я помню мало; больше по утрам, на кухне с гитарой, он аккомпанировал маме, когда она готовила.

Собравшись 31 за столом, в нашей коммуналке все было, как в каждой квартире в этот день. Стол ломился от оливье, винегрета, шпрот, квашеной капусты, огурцов и голубцов. Стоя друг на друге, им было тесно, но без кого-то конкретного, казалось праздник будет не праздник. В прочем, как и мы все в этой коммуналке теснились ругались, и весело жили.

Повздорившие - примерялись, танцевали, пели, переодевались в Деда Мороза и Снегурку, гуляли во дворе с шампанским и бенгальскими огнями, вместе верили во что-то светлое.

 Людмила Ивановна, периодически дергалась правда, то за игрушки на елке (не дай бог пьяньчушка Ванька заденет и расшибет), то за кота - не потерялся ли он в суматохе.

А потом был обмен подарками. Ване традиционно - водку. Мне - тетя Лида какой-нибудь костюмчик из-за границы, бабуля - шоколадку, мама - куклу или детский набор для готовки. А я всем дарила рисунки и поцелуи.

Время шло, я уже ходила во второй класс. Но этот Новый год обещал быть другим. Мама ждала появления братика, которого я загадала в прошлый новый год. Ее я практически не видела, вот уже три месяца как она лежала в больнице, и выпустили ее только на праздник.

Мной занималась бабушка, она делала со мной уроки, готовила, гуляла, играла, купала и читала на ночь. Тогда я поняла, как сильно я ее люблю. Пусть ворчлива, но она самая-самая. Мои родные бабушки в тот момент строили свою личную жизнь, и им было не до меня.

Настал 31 декабря 1996 года, в воздухе летало что-то необъяснимое, новое, не родное.

Снег забил все окно, и чьи-то машины постоянно орали от сигнализации, как от боли.

Мама собирала сумки с продуктами и как-то не естественно себя вела. Потом я узнала что новый год мы будем встречать не дома, точнее в новой квартире - Нашей собственной, о которой так долго мечтали мои родители.

Мама сказала что там мы просто отметим Новый год, а сюда еще будем приезжать, навещать бабушку и тетю Лиду, да и они к нам будут приезжать. Но это было все ложь. Мы уехали, взяв с собой телевизор и пакеты необходимой одежды.

Бабушка плакала в комнате, я поняла это по ее красным опухшим глазам, а кот все терся вокруг ее ног, пытаясь обратить на себя ее внимание.Я обняла ее и сказала, что обязательно приеду .А она из кармана халата достала для меня вязаные носки и традиционную шоколадку.

Новый год мы отметили в полупустом доме, в квартире, где кроме голых холодных обоев, привезенного нами телевизора и дивана со столом ничего не было.

Сиротски на столе стояли: один оливье и курица с картошкой. Горели две свечи. Таких счастливых родителей я никогда не видела. Но я не могла радоваться их счастью, ведь чувствовала, что теряю свое.

Очень быстро в доме все появилось, папа начал неплохо зарабатывать, а мама занималась братиком. Ни у того, ни у другого руки до меня не доходили. А мне так хотелось внимания, любого.

У меня была новая школа и друзья. Но на душе стало как-то пусто. На все мои просьбы погостить у бабушки, родители говорили, чтоб я подождала, когда братик немного подрастет, и мы поедем все вместе. Так прошел почти год. Потом раздался телефонный звонок тети Лиды, она сообщила, что бабушка умерла.

И в тот новый год я загадала желание - всегда держать свое слово. И никогда не обманывать любимых.

После смерти бабушки, тетя Лида переехала с котом Васькой. И больше о ней я ничего не знала.

Став постарше, я ездила к своему дому. Но все было по-другому. Во дворе вместо моей детской площадки построили огромную новостройку, которая загораживала все солнце для моего маленького пятиэтажного дома, и дом начал разрушаться, чахнуть как цветок, которому не хватает света и тепла. Это был уже не мой дом.

Мой дом был там, где моя семья. Удивительно, но оборачиваясь назад я понимаю, что самое счастливое время было детство, пусть голодное и без всяких навороченных игрушек, но какое-то светлое и яркое.

Именно в детстве мы способны так чисто верить во что-то. Ждать с умилением этой сказки, заливаться звонким смехом, не стесняться плясать от всей души и лизать сосульки. Именно в детстве нами восхищаются просто так, хвалят за стишки, умиляются нашей непосредственности.

Как бы я хотела, чтобы у всех детей мира было это детство.

Чтоб все дети чувствовали, что они нужны и их любят, в них верят. А где оно проходит, в трехкомнатной квартире или в деревне с козами - уже не важно. Важно, кто рядом с нами. Важно, кто дарит и проживает вместе с нами это детство.

Сегодня у меня двое замечательных детей, они безумно ждут нового года, деда мороза и подарки под елкой, а главное - они ждут новогоднего чуда! И я вместе с ними окунаюсь опять в беззаботность, в мир, где все можно и возможно. И в эту праздничную ночь я сделаю все, чтоб они не разочаровались, пусть мне придется превратиться в фею или волшебника Гудвина. Мне теперь и море по колено.

Я очень хочу, чтоб их детство длилось как можно дольше, а вера в сказку и волшебство прочно осело на всю жизнь в их сознании. Я учу их не забывать о близких, да и о дальних знакомых, ведь всем хочется быть нужным и важным - незабытым. Я хочу, чтоб они ценили то, что у них есть, ведь есть у них самое дорое на свете - любовь мамы и папы, и они друг у друга есть, ведь это главное! А все остальное можно приобрести или достичь.

К сожалению, потерю любимых не восполнишь и не вернешь.

p.s.С наступающим новым годом, хочу пожелать в новом году всем понимания, терпения, доброты друг к другу. Пусть беда обходит стороной, а в доме будет любовь и достаток.

Вера, 23 года, г. Москва