Мы живём в старом четырёхэтажном доме с тонкими фанерными перекрытиями. Поэтому ни семейные ссоры, ни торжества с песнями и плясками от соседей не утаишь: слышимость – увы! – идеальная.

В прошлом году, в ночь перед Рождеством в тишине раздались один за другим два выстрела, мужской вопль и истошный женский крик:

- Убили!!!

Мы насмерть перепугались и, кто в чём был, помчались к Смирновым на выручку. ЧП явно случилось в их квартире. Перепуганные жильцы со всего дома собрались перед закрытой дверью начали в неё стучать. Дверь открылась, и нашему взору предстала жуткая картина: хозяин квартиры Игорь Петрович, бледный как полотно, в белой майке, покрытой кроваво-красными пятнами, стоял на пороге, не произнося ни слова. Мы рванули в квартиру и, обнаружив на кухне живую и здоровую жену Игоря Петровича, вздохнули с облегчением. А вскоре всё объяснилось…

Наш дорогой сосед принёс для грядущего застолья из погребка две банки домашних заготовок: огурцы и лечо. Недолго думая, он поставил их в уголок, к отопительной батарее. Ближе к теплу оказалась банка с огурцами. Она и рванула ночью первой. Спросонок, не разобрав в чём дело, Игорь Петрович бросился на кухню, где как раз взорвалась вторая банка, обдав его томатной жижей от лечо. От неожиданности он закричал и бросился обратно в спальню. Его жена, включила ночник и, увидев залитого «кровью» мужа, завизжала на весь дом.

В ту ночь нам так и не удалось уснуть. Смирновы до утра выясняли, кто виноват в происшествии, а мы обхохатывались, вспоминая несчастного Игоря Петровича, обстрелянного помидорами.

Провинциалка, 27 лет, Московская обл.