«А за окном - то дождь, то снег, и спать пора, и никак не уснуть… Все тот же двор, все тот же смех, и лишь тебя не хватает чуть-чуть…»

Динка, стоя в безнадежной ежевечерней пробке на Ленинском проспекте, сама не заметила, как начала подпевать Кристалинской, сначала тихонько, потом вполголоса, и вот уже мужчина на новенькой вольво, сосед по злополучной пробке, заинтересованно косится в ее сторону, одобрительно улыбаясь, поглядывая, как милая брюнетка покачивает головой в такт музыке.

Динка смутилась, умолкла, переключила радиостанцию, - песня уже почти закончилась, да и пробка мало-помалу начала сдвигаться с мертвой точки. Снежинки, снежинки… Падают на стекла машины, чтобы тут же растаять.

Динка от чего-то загрустила. Перед праздниками у нее почему-то всегда так - постоянно ловит себя на мысли, что все вроде бы хорошо и замечательно в ее жизни - отличная работа, отдельное жилье, друзья, мужское внимание, которым Динка не была обделена никогда, любящие родители, но… почему-то именно перед Новым годом появляется ощущение, что чего-то не хватает, остро и катастрофически.

Уффф… ну вот, наконец-то дома. Поставить в прихожей пакеты, сумки, свертки и сверточки, покормить кота, переодеться, поужинать - ежевечерний ритуал. На сегодня можно забыть о целой горе новогодних подарков, накупленных сегодня для многочисленной родни, друзей, да и просто хороших знакомых, о длинном рабочем дне, о дурацкой пробке, плюхнуться на диван, завернуться в плед и включить радио…

Ух ты, а по радио опять, будто по заказу - «А сейчас тебя нет, тебя нет почему-то… Я хочу, чтоб ты был, чтобы так же глядел на меня…» Где он сейчас? Что с ним? Со старым другом Динка не виделась уже кучу времени. Последний раз они встречались года три назад, посидели в каком-то баре и разбежались каждый по своим делам, каждый к своим тогдашним любимым…

«Может, он женился уже? А на свадьбу не пригласил, подлец…» - Динка одно время пыталась его искать в социальных сетях, но безрезультатно. Старые институтские дузья-не разлей вода… И в самом деле, сколько воды утекло с тех пор… Оба уже разменяли четвертый десяток. Тридцать с хвостиком – это не много, но все же…

С первого курса института – вместе сидели на лекциях, списывали друг у друга контрольные и с упоением прогуливали, ходили на каток, доверяли друг другу самые сокровенные тайны, бегали на дискотеки, ездили в гости к институтским общим знакомым. Их дружбе поражались все вокруг. Поражались и ждали, когда дружба перерастет во что-то большее. А Динка с Юркой хихикали над приятелями, которые спорили, поженятся ли «друзья» после окончания института или же уже после третьего курса.

Встречу того самого Нового года Динка не забудет уже никогда, даже если очень захочется. Юрка тогда почему-то позвал ее к своим родителям вместо привычной новогодней вечеринки в компании общих друзей. Добрую половину новогодней ночи он пел ей песни под гитару в своей комнате, а потом они заснули в обнимку на его не очень широкой кровати.

Динка не знала, да и не могла знать, что битый час Юрка, лежа рядом и опершись на локоть, смотрел, как она спит, любовался пушистыми ресницами, родинкой на щеке, растрепавшейся челкой… Он думал о том, что скажет ей завтра. Непременно скажет, он твердо решил, ему до чертиков надоели эти дурацкие игры в дружбу с той, кого любит больше всех на свете, с той, глядя на которую, забывает обо всем и обо всех.

Вечером 1-го января Динка засобиралась домой. Они, как обычно, шли рядом, за руку - Юрка провожал девушку до остановки. «Ой, смотри, - мой автобус! Побежали!» - Динка потянула приятеля за руку «Да подожди ты, черт с ним, с автобусом, сядешь на следующий, я поговорить с тобой хотел… Дин, мне до смерти надоело делать вид, что я – твой лучший друг. Ты мне нравишься безумно, я встречаться с тобой хочу, а не дружить.»

Динка остановилась, ошеломленная. Этого она ожидала меньше всего. Это же катастрофа! Оказывается, она ему нравилась все это время… Чмокнув парня в щеку и пообещав вернуться к разговору завтра, Динка побежала за автобусом, залетела в последнюю дверь и помахала из окошка рукой в перчатке…

Сегодняшняя Динка, завернутая в старый плед, с чашкой чая в руке, зябко поежилась, скорее от невеселых воспоминаний, чем от холода - ах, лучше бы она тогда не успела на этот дурацкий автобус, быть может, все вышло бы совсем по-другому… Ведь они так и не вернулись к этому разговору, сделали вид, что ничего не было, а зачем?...

Сегодня 30-е декабря. Завтра она будет встречать Новый, 2010 год в ресторане, в веселой шумной компании, все как всегда пройдет замечательно, но совершенно не так, как ей бы хотелось… Никто не закроется с ней в комнате и не будет полночи петь ей песни под гитару, а потом не ляжет рядом и не будет любоваться ее ресницами, опираясь на локоть и тихонько поглаживая по голове, пока она делает вид, что крепко спит…

Если бы была возможность все вернуть, если бы она не бросилась тогда как ошпаренная на свой дурацкий автобус…

Динка уже начала засыпать по-настоящему, когда раздался звонок в дверь. Открыв и увидев Юрку, девушка была уверена, что спит. «Колесникова, только не спрашивай, как и зачем я тебя нашел, и почему именно сейчас… Я просто почувствовал, что это нужно сделать, ведь мы не закончили тот наш разговор, ты помнишь?»

Динка все прекрасно помнила. Она тоже была уверена, что разговор нужно закончить именно сейчас. И начать все сначала. И еще она убедилась, что если и случаются чудеса - то только под Новый год, и не всегда с помощью Деда Мороза… Иногда достаточно просто захотеть чего-то, очень-очень сильно и искренне…

Татьяна, 27 лет, г. Москва