Ирка кружилась передо мной в новом платье. Мы были лучшими подругами, поскольку сразу, еще со студенческих лет заключили военный нейтралитет, который выражался в том, чтобы никогда ни при каких обстоятельствах не знакомить друг друга со своими кавалерами.

Причем степень постоянности этих самых кавалеров не имела никакого значения. Ирка, яркая, пышногрудая блондинка, подбирала их, как туфли, в зависимости от сумочки.

- Смотри, как хорошо! Ах, в этом платье только танго танцевать со жгучим роковым брюнетом!

Ирка сделала несколько сомнительных для танго движений с воображаемым партнером. Платье действительно сидело изумительно на её фигуре.

- Это не танго, это танец возле шеста, не имеющий ничего общего с платьем. Если ты готова, то можно уже и выходить!

С таким легким настроением мы направились в гости, поскольку это было двадцать пятое декабря, то есть самый настоящий канун Нового Года, а в это время особенно стоит навестить старых друзей.

Мы шли осчастливить своим обществом нашу третью давнишнюю подругу Тамару, немного скучную, довольно скрытную, безупречно хозяйственную и очень добрую. К тому же она была матерью очаровательного мальчика Дениски пяти лет отроду.

Тома встретила нас очень доброжелательно. Душу радовал вкусный запах запеченного в духовке мяса и мигающие гирлянды на елке. Глядя на эти мерцающие звездочки, ощущалось какое-то по-детски наивное тепло внутри.

Дениска, обстоятельно поздоровавшись, продолжил свои бесчисленные и безуспешные попытки достать кота из-за холодильника. Напившись чаю со всевозможными вкусностями, мы с Иркой решили, что пора деликатно задать главный интересующий нас вопрос. Но поскольку слово «деликатность» моей пышногрудой подруге так же понятно, как, к примеру, слово «трансмиссия», она просто сказала:

- Тома, Дениске нужен папа. У нас есть один на примете, обеспеченный, работал на севере, здесь открыл свое дело. Короче, вариант со всех сторон положительный!

- А тебе самой -то он не годиться?

- Годится еще как. Вот только не любит он блондинок, даже крашенных. Перманент запятнал мою честь в его глазах навсегда!

Надо сказать, Томка очень сильный человек. На третьем месяце беременности Пашка, на тот момент вполне официальный жених, впутался в какой-то романчик. Томе просто позвонили и все доходчиво объяснили, где, когда и как. После «допроса с пристрастием» Паша сознался и ушел.

Томка все пережила, родила ребенка, закончила учебу и сейчас довольно хорошо зарабатывала. Новые мужчины появлялись и исчезали, ничего не меняя в её размеренной жизни.

На самом деле Пашка был очень даже неплохим. Заботливый, зарабатывающий, щедрый. Именно щедрость, в том числе и на любовь, очень ему и помешала в жизни. В общем, он был хорошей иллюстрацией на тему «Почему синицы раз в году сходят с ума».

Тома убрала чашки со стола, тщательно вытерла клеёнку.- Девочки, пойдемте в зал, я вам покажу запись Денискиного новогоднего утренника.

- Может быть, ты подумаешь над нашим предложением, мы ведь тебе что попало подсовывать бы не стали!

- Это пусть ваш жених думает. Вон, моя «думалка» с котом играет.

- Эх, Тома, никакого в тебе нет куража! - Ирка вздохнула разочарованно.

Еще немного поболтав, мы засобирались восвояси. Неожиданный звонок в дверь заставил нас вздрогнуть. На пороге стоял самый настоящий Дед Мороз с мешком наперевес, посохом, роскошной белой бородой и бровями. Красный колпак был залихватски надвинут на один глаз.

- Новый Год стучиться в дверь,

В чудеса, мой друг, поверь,

Я из сказки к вам пришел,

Еле дверь вашу нашел.

Ирка по-детски взвизгнула, захлопала в ладоши и потянула Деда Мороза за бороду. Под бородой оказалось давно знакомое лицо, правда, немного постаревшее за шесть лет. Сдавленный стон заставил нас обернуться. Позади нас Тома тихо сползала по стенке. Почти шепотом с глазами полными слез, она снова и снова спрашивала:

- Зачем ты пришел? Зачем? З-а-ч-е-е-е-м! Уходи!

Закрыв лицо руками, она заплакала. Пашка стоял насупившись. Белые дедморозовские брови нелепо белели на лице. Никто не заметил, как в прихожей появился Дениска. Обняв Тому за шею, он стал гладить её по голове, приговаривая:

- Мам! Мамочка, это же Дед Мороз! Радоваться надо, а ты плачешь! Он же подарки нам принес, а ты его прогоняешь! Так неправильно!- и, уже обращаясь, к Пашке-Деду Морозу, - Проходи, я так долго ждал тебя!

Закрыв за собой дверь, мы с Иркой почти кубарем скатились по лестнице. Постояли минут пятнадцать возле подъезда пока окончательно не замерзли. В конце концов, Ирка сказала:

- Раз до сих пор Пашка не вышел, значит… Не знаю, что это значит, поехали по домам, у меня ноги уже окоченели.

Как не мучило нас любопытство, мы ни не звонили Томке дня три. На четвертый день она сама позвонила Ирке. Пашка остался. Как выяснилось, в большом красном мешке, помимо подарков у него с собой были и кое-какие свои вещи.

Дениска был беспредельно счастлив. Как сказала Тома, хотя бы ради этого стоит попробовать начать сначала. Чувствовалось, что здесь она немного лукавит. Пашка очень нужен был и ей самой. Любовь, глубоко спрятанная внутри или рвущаяся наружу с болью, прощением, радостью, надеждой всегда будет удивительным чудом и самым желанным подарком особенно в канун Нового Года

Юлия, 28 лет, г. Тимашевск